×
×
|

Вечные огни Сангара

Вечные огни Сангара

20 лет жизни на пороховой бочке

На первый взгляд Сангар Кобяйского района Якутии ничем не отличается от других постсоветских поселков. Когда-то здесь кипела жизнь, развивалась угольная промышленность, люди приезжали сюда работать и жить с разных уголков страны. Теперь все обстоит иначе, о былом времени напоминают лишь типовые здания и выцветшие памятники шахтерам. Картина характерна для многих других городов и поселков, если бы не одно «но» – уже два десятилетия подряд в законсервированной шахте «Сангарская» бушуют эндогенные пожары. Как получилось, что огонь все еще не потушен, что для этого нужно и какие могут быть последствия – в материале телеканала «Якутия 24».

ПИОНЕР УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Угольная промышленность — одна из традиционно базовых отраслей экономики Республики Саха (Якутия). По добыче угля занимает первое место на Дальнем Востоке. На территории расположены: Южно-Якутский, Ленский, Зырянский угольные бассейны и восточная часть Тунгусского бассейна.

Сегодня, лишь единицы вспомнят о том, что угледобывающая промышленность Якутии зарождалась именно в Сангаре. Поселок и одноименное месторождение каменного угля высшего качества расположены в Ленском угольном бассейне –втором по величине в мире. Шахту «Сангарская» ввели в эксплуатацию в 1928 году. С этого момента на протяжении 70 лет она обеспечивала нужды республики и снабжала топливом речной и морской флоты.

Александр ВАЛИЗЕР Проработал на шахте «Сангарская» 33 года: «Я сначала работал слесарем на поверхности, затем работал в лаве. Вниз спускался из-за заработка. На поверхности мы получали по 120-150 рублей, а под землей от 750 до 1000 рублей. Хоть знаешь, за что пыхтишь. В сутки работали четыре смены, каждая по шесть часов. В шахте был официальный широкий вход, а вот выходов было множество, уже точно не помню сколько. Все штреки соединялись между собой. Спуск был длинным, я из интереса даже посчитал — 1417 ступенек. В лаву спускались звеньями по пять — шесть человек, из них пара ребят – обязательно новички. Лава — это место где происходит выемка угля для транспортировки на поверхность. Прежде чем идти туда, нужно было сдать экзамен, чтобы в случае чего знать куда идти. Маленько страшно было. Там столько ходов разных, без фонаря никак, а то сразу заблудишься! Работа была не из легких. Не каждый выдерживал психологически, поэтому нахлебники там не работали».

Кризис 90-х годов негативно повлиял на развитие шахты. Отчетные показатели начали снижаться, появился вопрос о ее ликвидации в виду нерентабельности. Все негативные обстоятельства в конечном итоге привели к тому, что 1 августа 1998 года шахту законсервировали до лучших времен. На деле она и вовсе прекратила свое существование.

Александр ВАЛИЗЕР Проработал на шахте «Сангарская» 33 года: «Нас закрыли. Сказали, что нерентабельно. Вообще изначально хотели поселок закрыть, мол, невыгодно содержать. Наоборот он очень выгодный! Здесь угольный пласт находится выше уровня Лены. Он буквально не насыщен водой и на поверхности легче добывается. После закрытия шахты, работу как таковую не предлагали. Здесь уже дело хозяйское, хочешь – работай, хочешь – нет. Большинство в основном уехали обратно «на материк», другие – в Нерюнгри и Мирный. Я на пенсию пошел, свое отработал. Жизнь в поселке, конечно, поменялась. Во-первых, народу стало меньше. Очень мало. Культурных мероприятий меньше стало. Все это сразу почувствовали».

НЕКОНТРОЛИРУЕМОЕ ПЛАМЯ

Эндогенный пожар — пожар, вызванный самовозгоранием полезного ископаемого, породы или горючего материала.

Говоря об эндогенных пожарах, местные жители всегда подразумевают территорию основной шахты, когда в мае 2000 года на пласте «Сложный» обнаружили выделение высокотемпературных газов, а в июле 2001-го то же самое зафиксировали на пласте «Юбилейный». Для решения этой проблемы было создано специальное предприятие по тушению пожаров. ГУП «Сангарское горнотехническое предприятие» до 2005 года боролось с огнем. На эти цели из федерального бюджета были выделены 300 млн рублей. Но вскоре финансирование прекратилось, а вместе с ним и работы по ликвидации пожаров.

Однако, как оказалось, самый первый пожар возник еще в конце 70-х годов на старой шахте №5. Она эксплуатировалась до 1962 года. Именно на территории старой шахты в последнее время пожар и выходит наружу.

Николай ПОПОВ, глава поселка Сангар: «С 2013 года идет возгорание в районе бывшего погрузочного цеха на берегу Лены. Никто точно не скажет масштабы пожара, но по нашим наблюдениям в последние годы идет расширение площади. С 2019 года на территории местного кладбища начал таять снег, из-под земли выходит горячий пар, образуются наледи и впадины. Летом огонь вышел на поверхность, из-за чего возник лесной пожар, который потом перекинулся на могилы. А в этом году все это происходит на проезжей части дороги ведущей к полигону ТКО. Из-за этого мы боимся, что большегрузы могут провалиться. В феврале представители Росприроднадзора измеряли температуру в трещинах земли, местами она доходила до 120 градусов. У нас есть опасения, что идет большое возгорание».

ИСХОДЯ ИЗ СЛОВ ГЛАВЫ ПОСЕЛКА, МОЖНО ПРЕДПОЛОЖИТЬ, ЧТО ОГОНЬ ПОШЕЛ ОТ РАЙОНА «ПОГРУЗКИ» В СТОРОНУ КЛАДБИЩА И ВЫШЕЛ ДАЛЬШЕ НА ДОРОГУ.

ЧЕМ ОПАСНЫ ПОЖАРЫ?

Опасность подземных пожаров заключается в том, что огонь и высокие температуры влияют на вечную мерзлоту, из-за чего оседает почва. Учитывая то, что пласты проходят по горе, на которой расположен частный сектор, может произойти обвал грунта.

Дмитрий ГРУЗНЫХ, государственный инспектор ГЭК Кобяйской инспекции охраны природы: «Дома стоят на старых выработках шахты. Там не живут круглый год, но летом люди используют их как дачи. При горении идет прогрев вечной мерзлоты и может быть обрушение. Эта опасность есть. Почва проседает. На организм выбросы горячего пара никак не влияет. Мы проводили замеры воздуха, все было в норме».

Никто точно не может сказать какие еще последствия несут подземные пожары. По словам местных жителей, задымленность временами уходит, временами появляется. С начала нулевых никто в эти шахты не спускался и не знает, что там творится на самом деле.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Не все, что горит в законсервированной шахте Сангара, связано с внезапным самопроизвольным горением. Так как работу шахты в будущем планировалось восстановить, все оборудование осталось внутри. Экономический упадок и безработица сделали свое дело – особо предприимчивые люди сразу вспомнили о похороненной технике. Они начали проникать в шахту через незакрытые выходы и таскать алюминий и медь. Охота за цветным металлом велась с грубыми нарушениями требований техники безопасности.

Михаил НОВГОРОДОВ, журналист газеты «Кобяйский вестник»: «Время было тяжелое. На момент закрытия шахты, там свыше тысячи человек работало. Кто-то уехал, а те, кто остался, куда им деваться? На шахте выходы не полностью были закрыты. Вот и люди начали добывать там цветмет. Внутри шахты разводили костры, там же плавили кабеля и электропровода на медь и алюминий. Спрос в то время большой был, даже коммерсанты с Якутска приезжали и с удовольствием покупали».

БЕЗ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ НЕ ОБОЙТИСЬ

Для решения этой затянувшейся и большой проблемы, в первую очередь нужно определить очаг возгорания, его площадь, объем работ и финансовые средства. О какой сумме идет речь – пока не могут сказать ни поселковые власти, ни районная администрация, ни даже региональный Минпром.

Со стороны администрации поселка Сангар были проведены такие превентивные меры, как ограждение предполагаемых опасных зон, устройство запрещающих знаков. Для ограничения транспортных средств и доступа граждан провели минерализованную полосу.

Николай ПОПОВ, глава поселка Сангар: «Мы, который год, ставим вопрос, чтобы провели радоновую съемку. По ее результатам мы бы могли разработать проектно-сметную документацию для дальнейшей работы по тушению пожара. Параллельно нужно провести исследования по загрязнению воздуха».

На районном же уровне создана комиссия по мониторингу и исследованию пожара.

Александр СИВЦЕВ, первый заместитель главы Кобяйского района: «Мы выезжали на местность. Действительно, из трещин выходит теплый воздух, тает снег на кладбище. Главное, угрозы населению пока нет. Власти района и поселка сами не смогут эту проблему решить. Она очень острая. Эту проблему надо ставить на федеральный уровень. Сколько на это потребуется денег, пока не могу сказать, нужно провести исследовательскую работу».

Как заявили в министерстве промышленности и геологии Якутии, Сангар находится на постоянном контроле правительства республики. Ведомство обращает внимание федеральных органов на эту проблему. Так, в апреле 2020 года в Сангаре планируется провести выездное совещание обновленной рабочей группы Минэнерго России по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в районе Сангарского угольного месторождения. Как отметили в министерстве, комиссия проведет работу в поселке до закрытия зимника, то есть не позже 15 апреля 2020 года.

Максим ТЕРЕЩЕНКО, министр промышленности и геологии Якутии: «В Минэнерго мы обозначили проблемы пожара. Буквально в этом году обсуждался проект развития угольной промышленности РФ, и мы включили в проект этот вопрос. Во-первых, надо разобраться с текущим состоянием, которое сегодня имеется, и принять новые меры, которые могут быть уже сегодня необходимы для предупреждения распространения пожара. Во-вторых, нам надо разобраться с вопросом финансирования. Кроме этого, нам необходим четкий план мероприятий для решения поставленной задачи. Именно для этого рабочая группа создана, чтобы были приняты практические решения».

ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЗ ПЕПЛА

На момент закрытия шахты общие запасы угля составляли 20 млн тонн. В недрах Сангарских сопок до сих пор находится каменный уголь первоклассного качества. Но все это время уголь сюда завозили из поселка Джебарики-Хая Томпонского района Якутии.

После многолетних пожаров, речи о восстановлении работы шахты «Сангарская», как предполагалось изначально, уже нет. Но несмотря на это, у сангарцев все же появилась надежда на возрождение угольной промышленности.

Настоящим событием в 2018 году стало начало работы Сангарского угольного разреза, который находится в 22 км от поселка. Для Кобяйского района это значит создание новых рабочих мест и фактическую возможность возвращения промышленного статуса.

Автор: Нюргуяна ИВАНОВА