19 Сентября 2019, Четверг, 07:54
20.01.18 23:25 | Общество | 370

Алексей Курило: Мне жаль Черский, который мы потеряли…

Краткое описание изображения
Фото: Якутия24

Журналист Алексей Курило обладает редким даром любить всей душой, без остатка ставшую ему второй родиной Нижнюю Колыму, первозданную красоту сурового севера, быть безмерно преданным своей профессии, газете, которой он служит, уметь ценить здесь и сейчас то, что дает жизнь, радоваться травинке и забавным обитателям тайги. Да многое чего умеет. И много о чем может рассказать. Даже не верится, что этот романтик еще и возглавляет районный Совет народных депутатов, но это, как говорится, уже совсем другая история, и о ней как-нибудь в другой раз.

— Алексей, я, признаться, поражаюсь вашей безграничной любви и преданности Нижней Колыме, которую вы, как никто другой, по роду своей профессиональной деятельности объездили, наверное, вcю. Скажите, пожалуйста, как и когда вы оказались на Севере, и за что вам так полюбился этот северный край?

— История моего появления на Колыме обычна для тех лет. Отец (слесарь высокой квалификации) из Алтайского края приехал в Черский в 1968 году и устроился на автобазу «Зелёный Мыс». Через год уехал, а в 1970 году вся наша семья приехала на Нижнюю Колыму. Мне тогда было всего два года.

Далеко не весь район я объездил. Да, регулярно бываю во всех населённых пунктах Нижнеколымского района. Несколько лет назад был на устье реки Чукочья, затем на участке Эмэсхэвеем на этой же реке, на реке Коньковая, летом 2017 года ездил на Походскую Едому, — но это далеко не весь район! У нас столько красивых и уникальных мест, о которых можно рассказывать бесконечно. К сожалению, очень редко бываю в оленеводческих бригадах. И это тоже минус.

Меня привлекают исторические места в трёх колымских районах (Походск, Нижнеколымск, Верхние Кресты, Среднеколымск, Верхнеколымск и др.). Одно дело, когда читаешь об этом или что-то новое узнаешь во время посещения музеев, другое – когда сам туда приезжаешь.

Ещё один важный фактор – природа. Можно долго говорить об уникальной арктической природе, но опять-таки лучше видеть ее воочию. На территории нашего района есть сопки, есть лес (лесотунра), есть тундра, где нет ни одного даже небольшого деревца. Такое вот обилие природных ландшафтов в суровой и морозной Арктике.

Порой не надо далеко ехать или идти за посёлок – достаточно посмотреть по сторонам в самом Черском, чтобы заметить куропаток, зайца или другую живность. Был случай, когда сохатый пробежал чуть ли не по центру посёлка, а как-то и бурый медведь заглянул на нефтебазу, находящуюся на окраине райцентра.

Уникальность Нижнеколымского района ещё и в этом, что это место компактного проживания пяти этносов коренных народов Севера. У нас живут юкагиры, чукчи, эвены, северные якуты, потомки первых русских землепроходцев, казаков и полярных исследователей. Соответственно имеется огромный пласт культурных традиций, которые затруднительно найти в каком-либо другом районе. В каждом населённом пункте Нижней Колымы есть клубы, народные коллективы и национальные ансамбли, музеи (в Черском и Андрюшкино их даже по два). Всё это кладезь информации.

Не любить колымский край невозможно!

— В отпуск вы регулярно ездите к своей маме, на Алтай – это же ведь тоже необычный по своей красоте край, но всегда ведь рветесь обратно…

— В Алтайском крае я бываю раз в два года во время очередного отпуска, и всегда с нетерпением жду этого момента. В городе Рубцовске живёт моя мама (она вернулась туда из Черского в 1992 году), и везу ей дары северной природы, которыми щедро делимся с родными. Увы, но посмотреть Алтайский край толком не удаётся, поскольку, как правило, приезжаю на месяц, а то и того меньше. Да и бываю я там обычно в ноябре-декабре. Но честно говорю: через пару недель меня начинает тянуть в Черский. Мама, может, и обижается, но вида не подаёт, а родным говорит: «Вся его жизнь на Севере».

— Как изменился поселок Черский за последние 20 лет? Чего вам жаль из утраченного, ушедшего в прошлое?

— Мне жаль Черский, который мы потеряли, – посёлок образца 1991-1992 годов. Было много деревянных двухэтажек, которых сейчас практически нет. Фотографии Черского с воздуха того времени впечатляют. Была какая-то атмосфера общности, хотя население Черского было больше в несколько раз, но люди были, может, более дружными. Летними ночами можно было встретить гуляющие пары, компании, и не обязательно это была молодёжь. Было…, да много чего было.

Жаль мне и автобазу «Зелёный Мыс», на которой началась моя трудовая жизнь и которой отдано 12 лет; жаль такие мощные предприятия, ушедшие в небытие, как Зеленомысский морской порт, ПЭС «Северное сияние-01», Колымо-Индигирский объединённый авиаотряд, СМУ «Колымстрой» и др.

Период конца 90-х – начала 2000-х я бы определил, как период разрухи, 2004-2007 – годы стабилизации, и примерно с 2007 года пошли ростки развития. Что бы кто ни говорил, но развитие идёт, жаль, не такими темпами, как мы бы хотели. Проблема ещё и в том, что годы лихолетья на Севере убили в людях инициативу, и сейчас многие инертны. Но, наблюдая за нынешней молодёжью, понимаешь, не всё потеряно, у юношей и девушек есть интересные проекты, идеи, и дело за их воплощением.

— Сколько лет вы работаете в редакции газеты «Колымская правда»?

— С января 1997 года. Но до этого во время отпусков в автобазе «Зелёный Мыс» подрабатывал в «Колымской правде» водителем и корреспондентом. Помню, ещё в первые годы работы в автобазе я шутя говорил маме: «Литературным трудом я всегда на хлеб заработаю». Правда, в качестве общественного корреспондента получал в буквальном смысле копеечные гонорары за свои заметки.

— В каких условиях редакционный коллектив под вашим руководством издает сейчас газету? Что вы можете сказать в целом о проблемах районных газет республики? В чем они, на ваш взгляд, нуждаются сегодня более всего?

— В Черском редакция газеты «Колымская правда» располагается в прекрасном помещении по ул.Бурнашова. В нашем распоряжении отдельная секция из четырёх кабинетов и холла, есть кладовка и санузел. Помещение предоставлено в безвозмездную аренду администрацией Нижнеколымского района. Коммунальные услуги и электроэнергию мы оплачиваем самостоятельно, сами же делаем текущий ремонт.

Не буду говорить обо всех районках, скажу лишь о северных. Главная наша проблема – отдалённость и небольшое количество населения. Из-за отдалённости возникают трудности с доставкой материалов: надо успеть это сделать либо в короткий период существования автозимника, либо в арктическую навигацию. Объём тиража зависит от населения. Если оно небольшое, то соответственно и тираж небольшой, что отражается на доходах редакции. Отсутствие рекламодателей также негативно влияет на доходы.

Последний год многие учреждения и организации нередко просят разместить в газете свои публикации бесплатно. Мы их отлично понимаем, но кто поймёт нас: нам нужны дополнительные средства на развитие, на поощрение сотрудников, потому что перед нами поставлена задача – зарабатывать внебюджетные средства, да и возможности Минсвязи Якутии в части финансирования ограничены жёсткими рамками республиканского бюджета.

Хотя отмечу, республиканское Министерство связи и информационных технологий по отношению к редакциям газет занимает взвешенную позицию, советуется с редакторами. Понимают в министерстве и наши северные условия, одно это дорогого стоит. Конечно, есть определённый кадровый вопрос: не всегда молодые специалисты желают ехать далеко от крупных промышленных центров. Я считаю, что упор необходимо делать на местные кадры. В «Колымской правде» сейчас работают Люба Каургина, Наташа Кемлиль, Даша Отторо, Лена Кузакова, Татьяна Атласова, Парасковья Кондакова. Все они на месте успешно освоили свои профессии.

— Вы неоднократно бывали у соседей – на Чукотке, в том числе и в редакции местной газеты. Можно ли сказать, что они в лучшем сегодня положении, чем ваш коллектив?

— Нет. Есть и свои минусы, и свои плюсы. Три года назад я был в газете «Полярная звезда» (г.Певек, Чаунский район) и газете «Золотая Чукотка» (г.Билибино, Билибинский район). В других районах есть ещё районки «Залив Креста» и «Полярник». Юридически они являются филиалами издательства «Крайний Север», но по факту – самостоятельные предприятия. Некоторые функции централизованы – закупки, завоз материалов и др. Но пусть простят меня мои чукотские коллеги, мне кажется наша форма районок – автономные учреждения – всё-таки лучше.

— В Нижнеколымском районе, несмотря на его удаленность, нередко бывают туристы-экстремалы, в том числе из-за рубежа. Как вы считаете, в чем притягательность северного края, где, по современным меркам, минимальные блага цивилизации? Кто из них более всего запомнился?

— Первозданность и красота северной природы, малодоступность. Это кратко о притягательности. Есть ещё те, цель которых «пройти никем не пройденный маршрут», но к ним я отношусь со скепсисом. Уважаю экстремальных туристов и тех, которые едут, не ставя перед собой сверхзадач, а их цель путешествие ради путешествия, ради познания новых мест и людей. Минувшим летом в Нижнеколымском районе побывал Павел Мингалёв из Москвы. Я с ним встретился случайно во время поездки в Среднеколымск. Он мне так и сказал: мне приятно путешествовать!

Примерно также высказался лет семь назад поляк Михал Мильчарек: «Я путешествую ради путешествий. Мне интересно побывать в самых отдалённых местах, увидеть край света, почувствовать время. И мне это удаётся. В ходе поездок удаётся общаться с разными людьми, ощутить братство, доброту и широту души человека. Нет, я не выкладываю результаты своих поездок в Интернет, не пишу статьи в газеты и журналы. Просто показываю фотографии друзьям и знакомым. Может, когда-то, по прошествии лет, я напишу книгу о своих путешествиях и, скорее всего, осмыслю всю полученную информацию посредством философии и истории".

Будучи на Съезде союза журналистов России в Москве, с удовольствием встретился с путешественниками Костей Савва, Алексеем Угриным и Евгением Штилем, которые в разные годы побывали на Нижней Колыме, и у всех у них есть желание вернуться сюда.

Из иностранцев я бы отметил японского велосипедиста Андо Хиромаса, которого встретил во время командировки в Олёринскую тундру зимой 2004-2005 годов. Представляете: мороз, а он на велосипеде! Кстати, он один из немногих, кто прислал в музей рассказ, опубликованный в японской газете, о своём путешествии.

Не однажды на Нижней Колыме бывал польский путешественник, журналист, пианист Ромуальд Коперский. В последний свой приезд, в 2015 году, он побывал у нас с друзьями и дал два концерта, прошедших при аншлаге. Черчане и поляки пели песни из кинофильмов, слушали музыку в исполнении Ромуальда и его друзей, посмотрели видеофильм. Несмотря на антироссийские настроения у ряда польских политиков, он наводит мосты дружбы: «Мы простые, братские народы, нам нечего делить!».

— Есть ли у вас любимые места в районе и что в них особенного?

— Одно из любимых мест – сопка Родинка. С её плоской вершины видны горные кряжи, уходящие к морю. Видна сопка Пантелеиха, из-за которой выглядывает горный массив Белая Стрелка. Он начинается на территории нашего района и уходит на Чукотку. Для меня Родинка – это место, где можно поразмышлять, место вдохновения.

— Есть ли места, окутанные загадками, легендами?

— Таких много и некоторые по неписаным законам коренных малочисленных народов Севера не посещаются людьми. Если говорить о таинственных местах Олёринской тундры, то лучше обратиться к краеведу Алексею Николаевичу Ягловскому, ныне проживающему в Якутске. Своё прочтение истории и, в частности, Родинковского захоронения представила Екатерина Звягинцева. Поверьте есть другие интересные места и есть люди, которые об этом расскажут лучше меня.

— Наши читатели всегда хорошо принимают ваши фоторепортажи, которые вы делаете, бывая в тайге. Что у вас нового из этой серии?

— Летом 2017 года я много внимания уделял речной и арктической навигации, поэтому времени на природу оставалось мало. Конечно, вылазки в тундру были, но не столь результативные, как хотелось бы. Запомнилась поездка в уникальный памятник природы – Походскую Едому, куда я ездил вместе с начальником инспекции охраны природы Виталием Соковиковым и где в июне-июле съёмочная группа японского телеканала снимала фильм о лебедях. По пути туда удалось отснять много интересного. Здесь и канадский журавль, летевший какое-то время параллельно лодке, и бултыхание в воде маленьких лебедят. По хорошему надо сесть бы да поработать с фотоархивами, отсеивая всё лишнее, но времени для этого пока нет.

Интервью взяла Таисия НИКОВА.

Комментарии: 6588
Написать комментарий
Система Orphus